23.02.2016

Сергей Герасин ‒ молодой предприниматель, талантливый танцор, основатель школы брейк-данса «Rhythmic Warrior», организатор многих мастер-классов, чемпионатов, «автопати» и ночных вечеринок, а также просто душевный человек, которому не безразлична молодежь Брянщины, рассказал о своих взлетах и падениях.

Ремарка: Как ты начал заниматься танцами?

Сергей Герасин: Ко мне приехал друг из Тольятти и рассказал о брейкинге. Показать не мог, потому что не умел. Я пытался изобразить то, что он описывал, а он говорил, похоже или нет. Где-то через полгода я увидел в телепрограмме «До шестнадцати и старше» команду «ДаБугги Крю» и совершенно вскрылся от брейкинга, начал тренироваться каждый день. Находил старые видеокассеты с клипами, с фильмами про единоборства и засматривал до дыр на медленной перемотке. Подмечал, как делать сальто и другие трюки. В общем, из разных фильмов брал кусочки и пытался повторить.

Р.: То есть наставника не было?

С.Г.: Никогда. В 1999 году в Жуковке был дружеский чемпионат в местном доме отдыха на дискотеке. Я думал, что ничего не умею, но одержал победу. Решали зрители. Домой шел в шоке, осознавая, что мои тренировки дали плоды. Через пару таких дискотек пошел слух, что какой-то неизвестный парень имеет достаточно хороший уровень. И меня оценили местные звезды брейкинга, пригласили в свою команду Jet Force Crew, с некоторыми из которых я танцую и по сей день. Сейчас многие плачут, что нет условий для тренировок. Я первые два года занимался без Интернета, без свежего видео и тематической музыки, на траве летом, зимой на снегу. И при этом еще отличником в школе был, как и большинство парней из моей команды. Сейчас у людей есть залы с зеркалами, тренерами, а им учеба мешает тренироваться, а тренировки ‒ учиться. Зал не тот, тренер не тот. То есть ссылаются на проблемы, которые смешно называть проблемами. Люди привыкли во всем винить окружение, а не себя. Так же я отношусь и к травмам. Кто-то синяк поставил и завязал. Я разбивался так, что не мог неделями ходить. Недавно сломал ребро, и даже не понял этого, продолжил танцевать! Настолько привык терпеть боль. Но я, конечно, советую следить за своим здоровьем, ведь оно дается один раз. И всегда взвешивать на весах ради чего та или иная жертва.

Р.: Сколько времени тратишь на танцы сейчас?

С.Г.: Мало. Раза три в неделю по два часа. Раньше, первые семь лет по три-пять часов каждый день.

Р.: Как танцор думаешь выйти на всероссийский уровень? Принять участие в крупных чемпионатах или в телешоу?

С.Г.: Я уже выигрывал на соревнованиях и в Москве, и в Гомеле, и в Курске, в Орле, Смоленске в составе своей команды. Сейчас у меня нет цели побеждать. Чтобы выиграть чемпионат, ты должен подчиняться правилам, моде, тенденциям. Я не хочу танцевать то, что мне не нравится. Танцую для себя и занимаюсь развитием культуры брейкинга на Брянщине.

Р.: Какая из побед для тебя самая значимая?

С.Г.: Никогда об этом не задумывался. Половину даже и не помню, где что выигрывал. Я, конечно, радовался победам, но грандиозным событием ни одну из них не считаю.

Р.: А если говорить не о танцах?

С.Г.: Я работал в хорошей фирме в центре Москвы, где мне оплачивали проезд, проживание. Многие люди в таких ситуациях говорят, что жизнь удалась. Я же понял, что живу для других, обманываю сам себя. Живу так, чтобы мне соседи сказали: ты молодец, деньги зарабатываешь. Наверное, самое мое большое достижение ‒ это то, что я пересилил страх и уволился, чтобы жить так, как мне хочется. Открыл ИП, начал больше времени уделять брейкингу, молодежи. Пытаюсь быть примером для нее, показать, что через упорный труд можно добиться своих целей. Необязательно слушать соседа, который говорит тебе, как жить. Можно и своей головой думать.

Р.: Что для тебя брейкданс?

С.Г.: Он – часть меня. Я с детства не любил драки, но с ума сходил по трюкам из единоборств. Когда увидел брейкданс, то, как фанатик, уставился в телик и не мог оторвать глаз. Я увидел любимые фишки, но при этом не надо было никого бить.

Р.: Какова твоя цель в жизни?

С.Г.: Какой-то вклад внести, что-то после себя оставить. То есть непросто заработать денег, построить дом, купить машину и вырастить ребенка ‒ это все как бы надо, но хотелось бы, чтобы от меня был какой-то толк. Вот я сейчас школу танцев развиваю со своими друзьями. Один наш ученик, и впоследствии член нашей команды, преподает брейк в «Тодесе» Духовой. Уже какое-то достижение, да? Также мы помогли открыть школу в Новозыбкове, Клинцах. Если это все разрастется, то от меня уже будет какой-то толк: дети будут заниматься, меньше по подъездам шастать, кто-то станет известным и найдет себя в этой жизни. Для меня это ‒ большая победа.

Р.: Сколько детей занимается в твоей школе?

С.Г.: Человек 25. Обучение стоит дороговато. В одной школе 350 стоит занятие, в другой ‒ 200. Не каждый себе позволит. С Нового года директор кофейни «Новое место» Евгений Юрченко снизил аренду, и теперь мы можем принимать учеников всего по 150 рублей за занятие! Так же он создал для нас очень много новых проектов, которые пока в тайне, так как в процессе запуска. Но о них обязательно всем станет известно. Проводили еще в государственной школе занятия, но администрация этой школы (центр внешкольного образования) прикрыла нас. Какие-то свои интересы преследовала. А там можно было бесплатно детей обучать. У меня нет цели заработать кучу денег. Хочется принести какую-то пользу молодежи.

Р.: Для школы ты арендуешь два помещения в Брянске. Есть планы приобрести собственное?

С.Г.: Были бы деньги. Я очень много на брейк потратил. Если честно, в такие долги влез, что теперь разгребаю их всевозможными способами. За последние пять лет на брейк потратил почти два миллиона. 25 апреля 2014 года я устроил чемпионат и ушел в минус 190 тысяч. То есть школа мне денег не приносит, одни растраты. Если бы не занимался сайтами, то не знаю, как расплачивался бы с долгами.

Р.: Почему ты начал заниматься именно сайтами?

С.Г.: Просто тянуло к этому. Я окончил университет по специальности «Программное обеспечение ВТ и АС», работал программистом, внедрял продукт «1С: Предприятие». Потом стал партнером этой фирмы. Лет через восемь мне это надоело. Я решил, что более перспективная область ‒ это Интернет. С 26 октября 2010 года начал заниматься разработкой сайтов, облачными сервисами как предприниматель. Сейчас хоть и кризис, работы все равно много, но мне зачастую не хватает навыков. Однако если я чего-то не знаю, то изучаю, пытаюсь разобраться. Брейкинг дал мне стержень, понимание того, что целенаправленные тренировки всегда дают результат.

Р.: С какими трудностями пришлось столкнуться как начинающему предпринимателю?

С.Г.: Команда развалилась. Была мощная тройка: два моих друга и я. Хочешь потерять друзей ‒ открой фирму, да? Мы рассорились, разошлись во взглядах, и дело рухнуло. Где-то я был не прав, где-то они. Самое сложное – это создать команду, костяк, который поддерживал бы тебя, а ты их.

Р.: Как делишь время между танцами, бизнесом и личной жизнью?

С.Г.: Когда любишь свое дело, не замечаешь, что работаешь. Я оставил в жизни только те вещи, которые до глубины души нравятся. Они переплетаются между собой. Сайты, маркетинг, копирайтинг ‒ мне все это помогает. Я сайт для нашей танцевальной студии сделал. Пиарю, листовки какие-то делаю. Могу днем созвониться со спонсором, начать обсуждать чемпионат, потом два часа делать какой-нибудь сайт, встретиться со своей девушкой, потом опять заняться брейкингом.

Р.: На твоем деле сказался кризис?

С.Г.: Кризис у меня был изначально, потому что я плохо управлял финансами и много вкладывал в брейк. Вырыл такую долговую яму, из которой тяжело выбраться. В кризис банк, где у меня были деньги на работу, закрылся. Посыпались проекты, пришлось людям деньги возвращать. Долги выросли в разы.

Р.: А в бизнес-книгах часто пишут, что кризис – лучшее время для открытия собственного дела.

С.Г.: Отчасти, да. Если ты знаешь, что нужно людям. Вот мой друг открыл фирму. Производит качественную, стильную одежду, которая дешевле импортной. Тем более с нынешним курсом доллара. Многие магазины начали с ним сотрудничать, потому что цены приемлемые и от доллара не зависят.

Р.: Расскажи о благотворительной деятельности.

С.Г.: Из последнего: 20 декабря в Смоленске мы организовали чемпионат, где была елка. На елке висели конверты, в каждом ‒ желание какого-то ребенка, присланное по Интернету. Участники чемпионата и зрители могли сорвать конверт, прочесть записку и купить в торговом центре то, что там написано. Благодаря этому чемпионату всем написавшим детям мы купили подарки. Перед этим делали чемпионат и вырученные деньги отдали на восстановление храма Воскресения Христова (Словущего) в Смоленске. В Брянске мы часто даем бесплатные мастер-классы, в том числе и для детей с онкологическими заболеваниями или сирот.

Р.: Какой самый ценный совет тебе давали?

С.Г.: Либо умереть в попытках, либо победить. Так я и живу, в принципе.

Р.: Что более всего ценишь в людях?

С.Г.: Поддержку. Когда ты имеешь какой-то уровень, все с тобой, все улыбаются. Когда же я погряз в долгах, то со многими людьми начал терять связь, ссориться. Пытался вернуть деньги, все обещал, но долговая яма только углублялась. В то же время нашлись и люди, которые не дали мне сломаться, показали, что все решаемо, начали поддерживать. Я ценю таких людей, которые не наступят на тебя сверху, когда ты упал, а помогут подняться. Я и сам стараюсь так делать.

Р.: Давай представим, что ты нашел лампу с джинном. Какие три желания ты загадаешь?

С.Г.: Я бы загадал одно желание: побольше ума, остальное я сделаю сам.

Рассказать друзьям: